Международная суфийская школа «Духовные и Мистические Практики»

 ПРЕДСТАВЛЯЕТ 

Суфийская школа «Восходящий Поток»

Автор: Руслан Жуковец

Никакое развитие невозможно без кризисов. Это закон. Хотите – диалектики, хотите – жизни, как угодно называйте. Кризисы существуют всегда. Суть кризиса – это несоответствие вашего внутреннего состояния внешнему окружению, либо, например, несоответствие ваших представлений тому, что с вами происходит. Так или иначе любой кризис зацеплен на ваше внутреннее состояние, это везде так, это и в жизни точно также. На Пути же имеются свои особенности, конечно.

Первый кризис, с которым всегда сталкиваются любые искатели – это кризис представлений. Это не зависит от того, по какому Пути они идут, если этот Путь вообще реальный, если это истинный Путь, а не воображаемый. Человек читает книги, он же приходит не с пустого места. Он прочитал и посмотрел что-то; ему что-то рассказали другие люди, те тоже прочитали что-то перед этим. У него сформировалось представление, и он с этим представлением приходит на Путь, он говорит: «Дайте мне практику!». Это происходит сплошь. Большинство, ну, как, все сто процентов, что приходят, они приходят со своими представлениями. Если они приходят ещё и с собственным опытом – это ещё хуже. Потому что этот опыт зачастую бывает не совсем верный, или неверно трактуется, много тут нюансов.

Ну, так вот, первый кризис – кризис представлений. Вам дают практику, вы начинаете делать, и вы понимаете, что вы ждали другого, ваши ожидания были другими. Вам хотелось каких-то более сильных ощущений, например, чтобы прямо в Сердце, всё дрожжало, чтобы Господь появился перед вами.

Ангелы спустились, музыка заиграла…

Ну, в общем, у хорошего человека в голове всегда играет музыка, поэтому музыка не нужна вот в таких случаях.

Её уже не слышно…

Ну, да. Ну, наоборот, если бы она замолчала, было бы хорошо.

Музыка не нужна, потому что своя уже есть.

Конечно, там всё время барабан бьёт, у меня, например, в голове, марш какой-то стучит.

Причём кризис представлений повторяется. Вот у вас первый кризис представлений, когда вы соприкасаетесь, например, с людьми в группе, вы сели в группу. Допустим, мне написало пять человек, я смотрю, как их собрать в группу. Сейчас, конечно, надо уже начинать спрашивать фотографии, потому что одних писем мало. Конечно, хочется уже посмотреть на человека, чтобы больше понять, потому что мало ли что он там про себя напишет, а по лицу всё-таки видно: ну, вот благородство, пожалуйста. И так физиономически, может быть, подбирать группы. Потому что они приходят, начинают смотреть друг на друга и видят, что все скоты сплошь, ни одного приличного человека, или приличные ровно до того момента, пока это его не снесёт. Вот пока он сидит и подавляет, держится-держится-держится, а потом… И всё, и сразу неприличный.

Вот вам первый кризис представлений. Обязательный кризис представлений всегда касается Мастера или учителя, с кем вы работаете, кто вами руководит. Это стандартная вещь, через которую большинство участников работы, так или иначе, проходят. Там кто чуть позже, кто раньше, потому что сначала на Мастера проецируются все ваши фантазии. А Мастер он ходит, он делает такое важное лицо, и вы думаете, у него, наверное, в голове нет барабанов, там не стучат, может быть, у него там что-нибудь хорошее, и так далее. А потом выясняется, что чем дальше, тем как-то увеличения чего-то тоже нет какого-то. Вы начинаете понимать, что он человек, до некоторой степени, не совсем здоровый, может быть, иногда, и так далее. И это крушение того, что вы сами себе придумали; крушение представлений всегда болезненно. И потом вот это надо научиться принимать.

Все эти крушения представлений всегда лечатся двумя способами. Надо понять, что представления – это ожидания, представления порождают ожидания, вам хочется, ну, чтобы… Как меня спросил один наш товарищ: «Почему у вас животик?». Понимаешь, и крыть нечем, и нечем крыть. Он говорит: «У меня до этого был Мастер, он был худой, как палочка, очень сухой, хороший, и сразу видно, что духовный человек. А у вас видно, что вы человек от плоти, вот от плоти этого мира, практически, ну что это?». И как быть? А сидели в кафе, не покажешь ему такого толстого хорошего Будду, уже нет его под рукой просто, и как-то сразу пришлось выкручиваться, прямо, практически, врать чего-то на ходу, понимаете, было трудно. И понятно, что это кризис представлений. Понятно, что ни одно переживание, которое ломает ваши представления, ни один опыт не проходит даром. И какова степень вашей готовности принять то, что происходит, степень вашей готовности отказаться от ожиданий. Потому что ожидания – это, ну, большая вещь. Всё равно это магнит, на котором вы держитесь, и с которым вы приходите в работу, хотите вы этого или нет.

Есть ожидания того, что, вы сделаетесь более духовным человеком. Я даже не знаю и не понимаю, честно говоря, как выразить, что такое «сделаетесь более духовным», что это такое? Тоже сразу получается какой-то штамп, сразу представления. То, что вы можете прийти к реализации собственной сущности? Что называют «избавиться от наслоений личности, дать развиться сущности», но как? Это же невозможно представить, потому что вы не знаете, что попрёт-то изнутри. Когда упадёт одна маска, вторая, третья, четвёртая, пятая, а там скелет, фактически, улыбается. «А из окон скелет залез в гости» – была такая песня.

Ваши ожидания, которые порождены представлениями, лечатся только тем, что вы их отбрасываете. Но как я уже рассказывал, не раз, ожидания – это желания. Это своего рода желание, которое сформировалось на фоне представлений: вам хотелось бы, чтобы реальность соответствовала вашей картинке в голове. Но вы можете избавиться от ожиданий только тогда, когда примете тот факт, что это ваше желание неосуществимо, что оно нереальное, что оно фантастическое. Вы его себе придумали, к реальности оно не имеет отношения. Вот когда вы это примете, вы тогда, как раз, сможете избавиться от этих самых ожиданий. Если вы это не приняли, что с вами произойдёт, скажите мне? Вы пойдёте искать дальше. Вы пойдёте в другую Школу, вы пойдёте в другую группу, вы пойдёте куда-то. Искать, где ваши представления будут реализованы. Ну, там вам сделают картинку, которую вы хотите.

Сейчас я вспомню пример. Ну, люди же проходят через группы, и я помню, была претензия, что у нас в группе, как-то нет радости: вы сидите все грустные. А у меня, впрочем, я вот ни при чём, я очень радостный всегда, ну, как могу.

На контрасте работаем просто…

Это понятно. Вот человек посидел в нашей группе и сказал: «Ну, я вот ходил на другие собрания, там все такие, ну, благостные все такие, ну, добрые, а у вас, посмотри, что тут? И хочется плакать, ну, в смысле убежать, страшно на ваших людей смотреть, они какие-то суровые».

Это правда.

Где-то нет, мы ржём постоянно.

Ну, понимаете, вот вам вопрос представлений, человек будет искать группу, где будет его вот эта атмосфера, которую он ищет, которая будет ему создавать ощущение уюта.

А чему у нас способствует уют? Ринат знает.

Сну.

Спать, конечно. Спать – это чувствовать себя лучше, скомпенсироваться максимально, и те, кто ищут компенсации, кто не готов от своих представлений отказаться, они туда и попадут. Это ясно, как день. И на этом паразитируют, вернее, поддерживают это чувство такой общности. Вы знаете, хорошая секта всегда подкачивает своих членов, чтобы поддерживать в них мотивацию и такое некоторое чувство избранности, и всё прочее. И они туда попадут, конечно, те, кто ищет именно это. Но кризисы, связанные с представлениями, они повторяются. Я вам могу сказать, каждое новое крушение иллюзий приводит к такому кризису, просто он может пройти за час, если вы, так сказать, можете посмотреть. А может растянуться на месяц, на два, ну, если уж совсем серьёзное крушение. Я как-то, помню, болел четыре месяца, я не мог принять то, что мне открылось, это было совершенно невозможно. Я находился в субдепрессии четыре месяца, болел, и потом, когда смог принять, всё прошло, так что такое бывает.

Следующий вид – это кризисы привязанностей, близкие к кризисам представлений. Это, конечно, очень плотно связано с умом. В процессе практик у вас начинает меняться внутренняя энергия, начинает меняться состояние, но в уме остались определённые привычки. Вам уже не хочется того, что вы хотели раньше. И этот конфликт начинает создавать ощущение такой пустоты как бы, какой-то тоски и вот непонятного состояния. То есть ваша модель жизни, которой вы жили, то, чем вы себя насыщали, перестаёт вдруг работать; а нового как бы ещё не появилось. И в этот момент возникает кризис, когда вы не знаете, куда себя деть, вот такие бывают ситуации. Преодолевается это, в общем, осознанием. Понятно, что когда вы увидите проблему, что вам не хочется, вам не надо туда ходить больше. Вы куда-то ходили, вы какие-то поддерживали отношения, может быть, что-то там ещё, и вы вдруг понимаете, что это перестало работать. Но именно если в уме есть очень сильные привязанности к этому всему. Это образ себя, конечно, представление о своей жизни тоже, тут всё смешано. Вы получали удовольствие от чего-то, и вдруг вы перестали от этого получать удовольствие. Это, как правило, сложно, когда бывает вот этот переходный момент. Потом энергия просто начинает течь в другие каналы и перед вами открывается то, чем вам сейчас интересно на самом деле заниматься, а прошлое вы уже спокойно отпускаете. Вот этот самый переход между прошлым и, так сказать, будущим тоже даёт ощущение внутреннего кризиса, и там человек страдает. Но самое простое, я вам скажу, кто в такой кризис попадёт, должен всё время рассказывать, как ему плохо. И это тогда очень облегчает положение. Правда. Надо выражать, то есть здесь помогает выражение. И вам сразу добрые люди подскажут, что делать: по пивку, ну, там что-то хорошее.

Следующий кризис, с которым обычно сталкивается любой серьёзный искатель – это кризис самого себя. Когда вы начинаете входить внутрь, когда вы начинаете осознавать свои проявления, у вас открываются глаза, так сказать, на собственные процессы. Вы начинаете видеть, какие у вас идут эмоциональные реакции, что у вас в уме творится и так далее. В этот момент вы начинаете видеть собственную неадекватность миру и осознаёте несоответствие себя окружающим обстоятельствам. Появляется несоответствие между своим состоянием и миром, вы видите людей, может быть, как врагов. Вы вдруг понимаете, что, может быть, это неправильно, и вы всю жизнь действовали из каких-то странных мотиваций. Это, например, закрытость. Вы отгораживаетесь от всех людей и говорите: «Я почему-то очень одинок. Почему-то никто со мной не хочет разговаривать дольше одного часа, а потом бегут и больше никогда со мной не встречаются». Это сложность, то есть вы начинаете видеть своё, не то, чтобы несовершенство, вы знали, что вы несовершенны, это понятно, но вы начинаете видеть неадекватность, вы видите, что у вас внутри всё неправильно работает. И именно поэтому ваша жизнь сложилась так, как она сложилась.

Такие кризисы частенько бывают, кстати говоря, и у людей, которые вне Пути. И кончается это всегда депрессиями и поиском выхода. Иногда это приводит людей на Путь, бывает и такое. Но здесь единственное, что в целом, например, отбросить собственную закрытость не получается. Это вообще часть структуры ума, это такая модель, которая требует серьёзной работы. Чтобы научиться открываться, надо сначала понять, что ты закрыт. Увидеть и осознать механизм, как ты закрываешься. И потом уже можно будет, поработав с этим, сделаться доступным и открытым, так сказать, более уязвимым. В то же время, одновременно и более искренним. Вы же знаете, чего закрытость лишает человека. Когда он закрыт, первое – всегда исчезает искренность, всегда появляется вот такое выражение лица.

Здесь требуется работа только через принятие, пока вы не примете то, что вы вот такой, что вы неадекватный. Здесь нужна, конечно, толика самоиронии, она обязательна. Потому что иначе, если посмотреть на это всё всерьёз, можно сразу влезть в петлю и спокойно в ней висеть оставшееся время своей жизни, я бы сказал. А меняется всё, конечно же, через работу, через осознание, через практики внутренней работы, через прорабатывание и совершение каких-то активных внутренних действий. Так ни один кризис происходит, на Пути этих кризисов разной глубины тоже бывает несколько, потому что какие-то вещи вы легко прорабатываете, а в какие-то упираетесь так, что просто вы не можете ничего делать.

Чем кризис характеризуется? Тем, что человек выпадает, он не может продолжать что-то делать, он не способен толком действовать ни внутри, ни снаружи. Ну, может быть, снаружи ещё может, а внутри – нет, в этом суть кризиса. Он поэтому и называется кризисом, по старому уже не получается, по новому не работает, не знаю как, не могу, по-новому не могу. Это как бы основной момент любого кризиса. И все кризисы, что я вам описал, бывают у каждого, они у вас уже у многих были. Вот Максимилиан был недавно в таком кризисе, например, помнишь? Судя по твоему лицу, ты и сейчас в нём, ксатати, вернулся неожиданно.

Вспомнил, просто.

Кризис – это прекрасно, мы знаем, что он готовится пойти жить на Чистые Пруды, подыскивает там себе местечко, делать второй Оккупай Абай. Это как раз следующий кризис, который я собирался описать, кризис роста. Хороший такой кризис, но по сравнению с другими он лучше, он более позитивный в смысле содержания, но тоже довольно болезненный. Кризис роста, когда вы развивались-развивались-развивались, и вдруг вы понимаете, что ваша внешняя деятельность (это то, что у меня сейчас происходит, давайте уж прямо скажем), ваша жизнь вдруг совсем перестала соответствовать тому, что у вас внутри.

Самый простой, всем понятный пример из бытовой жизни, когда вы любили свою жену или мужа, а потом разлюбили. И понимаете, что внешняя ситуация совершенно не соответствует вашему внутреннему состоянию, вы говорите: «Кто ты такой и что здесь делаешь без меня?». Это правда, это вот банальный пример. То же самое, это лечится. Причём такого рода кризисы бывают разного уровня, бывают какие-то мелкие вещи. Я сейчас возвращаюсь к тому, что я примерно говорил про привязанности, только, как правило, это на более высоком уровне. Когда с вами происходит некая трансформация, первое, что вы ощущаете, что ваше внутреннее состояние изменилось. Ты вдруг понимаешь, что ваша текущая жизнь настолько ему не соответствует, что вот тот другой, который ею жил, куда-то делся, что-то ушло. А новый человек внутри как бы в этой ситуации сидит и не понимает, как ему быть. Надо что-то менять, и поначалу кризис возникает из-за того, что ты не знаешь, как это изменить. Вот это всё, ну как? Накатанная колея есть накатанная колея, это определённый жизненный уклад. Он требует, он требует, надо прийти в себя, надо понять, тем более ты ещё сам до конца не понимаешь, что в тебе изменилось. Ты видишь, что вот это уже не то, а что же, вот как тут? После открытия Сердца это всегда так. Появляются настолько новые ощущения, переживания и состояния, что есть некий момент, когда ты просто не знаешь, как это, как с этим вместиться.

Со сдачей Воли тоже понятно, там есть свои нюансы такого же рода. Но такие вещи бывают и просто в процессе вашей работы над собой, даже духовной работы с практиками осознания. Вы чего-то боялись и вдруг освободились от этого страха, и у вас на одно ограничение стало меньше. И тут у вас появляется выбор, вы можете сразу что-то поменять, если, тем более, под этим страхом лежало желание, может быть, перемен, и вы способны совершить внешние действия.

Кризисы роста лечатся и купируются (не знаю, как сказать, в голову приходят медицинские термины: устраняются, может быть, нейтрализуются). Вы выходите из кризиса роста, когда вы понимаете, что вам надо что-то изменить, и делаете это, и меняете какие-то внешние обстоятельства. И, соответственно, вы приходите в гармонию со внешним миром, вам не нужно себя напрягать и выполнять вещи, которые вам не нужны. Вы снова приходите в состояние, что называется – ну, раз уж мы искатели – средней неудовлетворённости. Когда у нас всё равно ещё есть цель и задача, но внешнее окружение уже приспособлено. То есть мы избавились от тех вещей, которые нам стали не нужны. Может быть, даже сменили работу, много чего приходится делать и менять. Может быть, даже какие-то вот такие серьёзные вещи, большие перемены. Не просто вы взяли и передвинули диван на другой угол, потому что поняли, что в этом углу на вас действует плохое излучение, а в том углу такого излучения нет. Такие внешние перемены тоже помогают. Когда восприятие обострилось, вы понимаете, что соседи вас облучают, уже давно при чём. И вы, как умный человек, не идёте к доктору, а передвигаете диван, ставите там защитный экран, надеваете штук шесть амулетов и ходите.

Полно таких случаев было, когда я невропатологом работал, вот оказывается, что было-то.

Понимаешь, у них был кризис роста, вот с ним они работали как могли. И кризис роста лечится только через внешние изменения, вы должны совершить некие шаги. Это влияет, во-первых, на то, чтобы вы могли дальше двигиться. Это как с растением, если растению мал горшочек, в котором он сидит, то он давно перестаёт расти; вот эти вещи надо понимать ясно. Я писал про это в статье «Главное препятствие». Помните, где я пишу, что иногда без внешнего шага невозможно двигаться дальше, нужно что-то обязательно поменять. Это вот именно та самая ситуация, и некоторые умудряются и поменять, у некоторых получается, и всё меняется после этого на самом деле. Я видел как минимум несколько человек за эти годы, которым надо было сделать, в общем, не такие уж сложные, но перемены в жизни. Иногда надо поменять всё, развестись, может быть, надо было; был у нас товарищ, он упустил момент и всё, и в результате ушёл из работы. Я не скажу, что в результате именно этого, но понимаете, есть же ещё кризизы деградации. Я про что забыл сказать. У нас тоже есть люди, на которых это можно наблюдать, не в Москве.

Кризис деградации – это обратное, когда ты уже один раз отступил, отступил второй раз, и, в общем, остановился внутри. Всё равно суть работы такая, что энергия должна двигаться, и если ты не можешь, не способен её направлять в работу над собой, то она пойдёт в Нисходящий Поток. Так или иначе, куда бы она ни пошла: в секс, в алкоголь, в занятия, не знаю, с семьёй, чем угодно, в любой этот канал – ты деградируешь в это время. Пусть это выльется в работу, в карьеру, всё равно ты не преуспеешь. Можно биться головой, но все же видят, и простые люди это видят прекрасно. Поэтому, как мы знаем: бейся, не бейся, а толку нет – это мы тоже наблюдали.

Вот тот же кризис нессответствия, который заставляет людей уходить из работы, когда они начинают останавливаться, а группа вся двигается, продолжает двигаться. Они уходят ровно потому, что это начинает приносить дискомфорт, ты начинаешь чувствовать себя чужим, а всех этих людей ощущать идиотами. Бывает и такое. Вот две причины, почему люди уходят из группы; одна – они начинают искать и идти в соответствии со своим представлением, искать другое, то, что больше бы соответствовало их ожиданиям. Либо это кризис деградации, они останавливаются, они чувствуют, что дальше пройти не могут, не хотят, у них возникает сопротивление к этому всему, и они уходят.

Ну, кроме этого есть ещё отдельная статья. Я не знаю, у всех ли это есть, но в нашей Школе это точно есть. Когда человек чувствует, что он сам Мастер и идёт учить других. Он говорит: «Мне уже, честно говоря, с вами со всеми, друзья, тут очень скучно. Я пошёл, я чувствую себя гораздо выше вас, и мне пора». Но я считаю, что это достижение; можно сказать, что это выпустившиеся экстерном, пришедшие раньше всех туда, куда им было надо.

Поэтому вот так.

Собственно говоря, на этом моя лекция закончилась.